Три текста о Ельцин Центре

Тут случился большой спор по поводу Ельцин Центра. Вреден он или полезен? Что в нем правильно? Что неправильно? Можно ли объективно смотреть на историю? И так далее, и тому подобное. Начал этот спор режиссер Никита Михалков, а потом в него включилось много разных людей. И вдова Бориса Ельцина Наина Иосифовна, и министр культуры Владимир Мединский, и режиссер Павел Лунгин, и многие другие.

Так как я живу в Екатеринбурге и часто бываю в Ельцин Центре, мне показалось важным высказаться по этому поводу. И я написал открытое письмо Никите Михалкову. На следующий день опубликовал его на сайте ItsMyCity.Ru.

Не знаю, прочел ли письмо Никита Михалков. Но его прочли многие другие люди, как известные, так и самые простые, которых принято называть обывателями. По поводу письма и самого Ельцин Центра много спорили в соцсетях, и это было довольно интересно.

По ходу всех этих споров я еще дважды написал о Ельцин Центре: небольшую колонку для Facebook о том, зачем вообще нужны президентские центры, и огромную статью для Znak.com, как бы препарирующую скандал и одновременно обобщающую его. Получился такой небольшой набор текстов, в котором сформулированы некоторые мысли, не только по поводу 90-х или Ельцина, но и по поводу консерватизма и прогресса, либерализма и охранительства. Просто на память выложу их здесь.


«Уважаемый Никита Сергеевич» / Открытое письмо Никите Михалкову о Ельцин Центре

Уважаемый Никита Сергеевич!

Вы вновь высказались о работе екатеринбургского Ельцин Центра. Вы сказали, что он «дает необъективную оценку истории России». Вы сказали: «Это вопрос национальной безопасности, поскольку сотни детей получают этот яд каждый день. Должна быть последовательная политика, обращенная к тому, чтобы дети понимали, что страна, в которой они живут, — великая страна».

Попробую ответить Вам как гражданин России и житель Екатеринбурга.

Насколько известно, Вы ни разу не были в Ельцин Центре, поэтому позвольте сначала вам его показать. Как его форму, так и содержание.

1455

Это — Ельцин Центр. Долгие годы это был недостроенный торгово-офисный центр. Потом, благодаря Фонду Ельцина, здание было выкуплено и завершено. Получилась одна из самых красивых и современных построек в городе. Пространство вокруг него — хорошее место для прогулок, отдыха, чтения книг. Летом по вечерам тут учатся танцевать сальсу, молодожены делают романтичные фотографии, дети бегают в струях фонтанов. Вечером медиа-фасад Ельцин Центра оживает и показывает горожанам необычную игру геометрии и цвета. Некоторые приходят в центр только чтобы посмотреть на это шоу.

Да, это стоило дорого. Одни только свердловские власти выделили на достройку здания Ельцин Центра кредит — 2 млрд рублей. К сожалению, пока эти деньги не вернулись в наш бюджет — говорю здесь об этом просто «для чистоты картины».

На входе в Ельцин Центр располагается книжный магазин «Пиотровский». Это лучший в городе книжный. Это один из двух магазинов в Екатеринбурге, где можно купить не только привычный набор популярной литературы, но и более редкие книги небольших издательств, в том числе исторические, экономические, искусствоведческие. Здесь относительно невысокие цены, поэтому сюда приходят и студенты, и пенсионеры. Иногда люди просто заходят провести тут время: почитать книги, выпить кофе, поговорить.

Это — лекция в магазине Пиотровский. Лекции бесплатные, обычно они проходят раз в неделю. На них приезжают ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, других регионов России и зарубежья. Выступают и уральцы. Лекции бывают и по гуманитарным, и по естественным наукам. Может прийти любой желающий и задать лектору любые вопросы. Часто завязываются интересные дискуссии. В Москве много площадок, где проходят такие интеллектуальные вечера, но в Екатеринбурге их очень мало или нет совсем. Такая возможность поговорить с учеными, пообщаться между собой очень важна для горожан.

Вот темы некоторых недавних лекций:

•   Павел Рубцов — «Политическая культура античности»;

•   Астроном Вадим Крушинский — «Как мы искали свою планету»;

•   Профессор университета Индианы Бен Эклоф — «Как становились революционерами» (о народниках 1870-х);

•   Историк Владимир Шкерин — «Александр фон-дер Бриген и его уральские потомки»;

•   Советник по кинематографии Минкульта Эстонии Эдит Сепп — «100 лет эстонского кино»;

•   Историк Светлана Быкова — «Практика чтения книг в сталинской России»;

•   Культуролог Артем Рондарев — «Другая философия музыки»;

•   Хореограф Вячеслав Самодуров — «Балетные сказки».

И так далее.

Это — атриум Ельцин Центра. Огромное пространство, где иногда проходят большие городские мероприятия. В день рождения Пушкина известные горожане тут читали стихи Александра Сергеевича. Порой здесь играет оркестр. Или выступает какая-нибудь популярная рок-группа, скажем, «Мумий Тролль». Изредка этот атриум используется для больших официальных мероприятий, приемов или корпоративных торжеств. Это одна из лучших площадок в городе, чтобы собрать большое количество людей. Опять же: в Москве таких мест много, но в Екатеринбурге их почти нет. А они нужны.

Вот художественная галерея Ельцин Центра. Здесь проводятся выставки современного искусства, выставляются фотографии, устраиваются лекции. Галерея небольшая, но она дает возможность горожанам познакомиться с актуальной живописью и графикой. Екатеринбург очень гордится своими художниками, которые вписали наш город в мировой художественный контекст. Галерея в Ельцин Центре — еще одна важная нить, связывающая городскую интеллигенцию с глобальным искусством.

А это кафе Ельцин Центра. Одно из лучших в городе мест для обеда или ужина. Тут приличная кухня и разумные цены. Летом с веранды открывается вид на городской пруд. Есть десерты по рецепту Наины Ельциной. Кафе называется «1991». В Ельцин Центре еще есть детское кафе и буфет. Скоро откроется еще один ресторан, который будет называться смешно: «БАРБОРИС». Мне кажется, это название демонстрирует, что в Ельцин Центре никто не пытается делать из Ельцина идола. К нему здесь относятся  спокойно, может быть, даже с иронией — как он сам иногда умел к себе отнестись.

Не зря ведь даже бронзовый Ельцин, установленный в холле Музея Ельцина, — это не помпезная фигура на постаменте, а обычный человек на скамейке. С ним можно сфотографироваться рядом, можно обнять его, подставить рожки или скорчить ему рожу, если хочется. Горожане и гости Екатеринбурга любят делать селфи с этой фигурой.

На этом фото — одна из дискуссий, которые регулярно проходят в Ельцин Центре. На них приезжают известные экономисты, историки, политологи. Собирается множество горожан, приходят журналисты, все слушают выступления и долго спорят. Далеко не всегда здесь звучат похвалы в адрес Ельцина. Его эпоха была очень сложной, и невозможно говорить о ней только хорошо. Но и говорить о ней только плохое было бы нечестно. Нужно стремиться услышать разные мнения. Ельцин Центр старается это делать.

Я показываю вам все это, чтобы стало ясно: Ельцин Центр — это не один только Музей Ельцина. Это большой и очень важный для Екатеринбурга культурно-общественный объект, который вывел социальную жизнь региона на новый уровень. Это магнит, который притягивает ярких и талантливых людей. Благодаря этому месту Екатеринбург стал лучше — даже если мы вообще забудем про идеологические вопросы, фигуру Ельцина и эпоху 1990-х. Говорю это вам как человек, проживший в Екатеринбурге 31 год.

Теперь углубимся в содержание. Это Музей Ельцина, который особенно задел Вас. Именно тут на входе показывают тот самый мультфильм режиссера Джаника Файзиева, про который Вы рассказывали в своей программе «Бесогон ТВ». Мне кажется, Никита Сергеевич, что Вы неверно поняли задачу этого мультфильма. Его цель — не показать историю России в целом, а показать историю свободы в России. Именно поэтому основной конфликт этой миниатюры — «свобода против несвободы». Экскурсоводы об этом предупреждают. Так что у людей, которые приходят в Музей Ельцина лично, а не смотрят ролик переснятым на камеру, не складывается ложного впечатления. Конечно, музей не ставит себе задачу в одном коротком видео сформировать мнение об истории страны в целом. Это невозможно.

Сам музей, как Вы наверняка слышали, — один из лучших в мире по техническому оснащению и устройству экспозиции. Он рассказывает о главных годах ельцинской биографии, от конца 1980-х до 2000 года, когда Борис Ельцин добровольно ушел в отставку. В залах музея много документов, справочных материалов, свидетельств современников. Опять же — есть и критичные по отношению к Ельцину. Вдумчивый посетитель может провести здесь целый день, глубоко погружаясь в историю нашей страны.

Какой предстает ельцинская эпоха в Ельцин Центре? Противоречивой. Сложной. С огромными проблемами и тяжелыми решениями, которые приходилось принимать. Я думаю, что некоторые эпизоды (в первую очередь октябрь 1993 года) проговорены быстрее, чем следовало бы. Это — самые тяжелые раны эпохи, и — да, где-то у создателей музея не хватило мужества сказать о них так подробно, как следовало бы. Но они не замолчаны совсем. Есть зал о чеченской войне, об экономическом кризисе, о ельцинских проблемах со здоровьем.

Плохой музей рассказывает историю однозначно и плоско, чтобы не осталось вопросов. Ельцинский музей ни о чем не говорит «в лоб», вместо этого он делает важную вещь — пробуждает интерес к истории. Выйдя отсюда, невозможно не задавать себе сложные вопросы о ельцинском периоде, а значит — невозможно не пытаться искать на них ответы. Я не сомневаюсь, что десятки тысяч человек из четверти миллиона посетителей музея потом обратились к книгам, воспоминаниям, исследованиям о Ельцине и его эпохе. И каждый сделал свои выводы.

Теперь давайте еще раз вернемся к Вашим словам. Вы сказали: «Должна быть последовательная политика, обращенная к тому, чтобы дети понимали, что страна, в которой они живут, — великая страна».

Что такое «великий»? По словарю Ожегова — «превосходящий общий уровень, обычную меру, выдающийся». Является ли наша страна выдающейся? Безусловно. Должны ли наши граждане, в том числе дети, понимать это? Трудно спорить. Мы можем разойтись только во мнениях, что именно считать «великим», какие качества страны говорят о ее величии.

Какое ощущение рождают Ельцин Центр и Музей Ельцина? Главная мысль, которую выносишь из этого места, — что в 1991 году, оказавшись на грани катастрофы из-за неудачного исторического эксперимента 1917-го, народ нашей страны сделал исторический выбор в пользу свободы. Этот выбор был сложным. Ему сопутствовало много противоречивых явлений. За ним последовали трудности и невзгоды — но, слава Богу, не последовало большой войны. В конечном счете он позволил построить новую страну, которая тяжело, со скрипом, но все же относительно мирно перешла в XXI век — и жива поныне.

Был ли 1991 год моментом величия нашей страны? На первый взгляд, казалось бы, все наоборот: рушилась империя, страдали народы. Но одновременно 1991 год стал временем, когда оцепеневшее общество пробудилось и граждане страны впервые за много лет сами приняли участие в осуществлении исторического выбора. Может быть, в такие моменты и рождаются нации? Это один из самых сложных, противоречивых периодов нашей истории, и думать, размышлять, говорить о нем — наша обязанность.

Одним Ельцин Центром человека не воспитаешь, проведи он здесь хоть сто часов. Человека воспитывают его семья, школа, учителя, культура, окружение. Но каких людей пытается воспитывать Ельцин Центр? Думающих. Спорящих. Мыслящих критично. Знающих, что граждане несут ответственность за развитие страны. Уверен, только такие люди могут сделать Россию сильным и современным государством, успех которого соответствует нашим природным и интеллектуальным богатствам. Почти не сомневаюсь, Вы хотите для нашей страны того же будущего.

Чего Ельцин Центр не делает — он не учит ходить строем и надувать щеки. Но, мне кажется, в XXI веке великие народы строем и не ходят. Теперь важны другие качества и умения: открытость, готовность к сотрудничеству, способность вместе решать глобальные задачи. А еще важен уровень жизни людей. Мне бы хотелось, чтобы наша страна была великой не только за счет славной истории, крепких традиций и количества ядерных боеголовок. Мне бы хотелось, чтобы величие России также измерялось счастьем ее жителей, их спокойствием, достатком, потенциалом для применения их навыков и талантов. И возможностью граждан самим определять свою судьбу.

В Ельцин Центре каждому не говорят на входе: «Запомни, мальчик, Россия — великая страна!». Этого нет. Но разве так привьешь мысль, особенно человеку молодому, об истинном величии?

И что нам важнее: заставить людей думать, что мы живем в великой стране, или воспитывать их такими, чтобы делали ее подлинно великой?

Как Вы знаете, попечительский совет Ельцин Центра возглавляет глава администрации президента РФ. В финансировании строительства участвовали граждане России Владимир Путин и Дмитрий Медведев (их имена есть на мемориальной табличке рядом с именами многих других граждан и организаций, пожертвовавших деньги на Ельцин Центр). Это придает Центру статус квазигосударственного учреждения. И лично для меня это свидетельство того, что у руководителей нашей страны достаточно мудрости и доброй воли, чтобы поддерживать организацию, которая растит умных и ответственных граждан. Ельцин Центр — это их козырь в моих глазах, и, думаю, не только в моих.

Никита Сергеевич, это обращение — не попытка Вас задеть, укорить или даже поспорить с вами. Вы опытный и мудрый человек, знающий жизнь много лучше меня. Конечно, Вы имеете право на свое мнение и имеете право выражать его. В нашей стране живут люди, которые по-разному смотрят на прошлое, настоящее и будущее. У них разные ценности и идеалы. Они могут спорить, не соглашаться, иногда даже ругаться друг с другом. Они более-менее могут говорить что хотят — и спокойно жить дальше. И это — счастье, и это тоже завоевание ельцинской эпохи.

Многие люди Вашего, условно «консервативного» круга скажут: «Да что их слушать, этих либералов вокруг Ельцин Центра!». А многие люди моего круга усмехнутся: «Да кого ты вообще пытаешься убедить? Бесполезно!». Но я надеюсь, что это заблуждение, и люди разных взглядов в нашей стране все-таки могут слушать и слышать друга друга. Без диалога у нас ничего не получится.

Приезжайте в Екатеринбург. Здесь Вас любят, знают Ваши фильмы и уважают Ваше мнение. Приходите в Ельцин Центр. Посмотрите на музей своими глазами. Выступите здесь с лекцией, расскажите о своем взгляде на Ельцина и его эпоху. Уверен, придет множество людей и получится интересный, насыщенный разговор. А потом Вы вместе с горожанами выпьете чаю и попробуете черемуховый торт по рецепту Наины Иосифовны. Он вкусный.

Дмитрий Колезев, журналист, Екатеринбург.

Фотографии в тексте — Любовь Кабалинова, Макс Ветров/РИА Новости, Ярослав Ромиров, Дмитрий Азаров/Коммерсантъ, Владислав Лоншаков/Коммерсантъ.

(Оригинал).


Второй текст — это просто пост в Facebook.

Еще несколько слов о Ельцин Центре.

В комментариях к моему письму Михалкову обозначилась важная дискуссия. Пишут: если центр строился с использованием бюджетных денег, получает средства из бюджета и по сути является государственным, то он не имеет права представлять только одну точку зрения на деятельность президента, чье имя носит. Он должен представлять разные точки зрения, ведь его работу оплачивают налогоплательщики с разными политическими взглядами. То есть, он должен рассказать также обо всех минусах Ельцина.

Звучит вроде бы хорошо, но я не соглашусь.

Здесь нужно разобраться, что такое президентский центр, зачем он нужен, каким целям служит.

В 2008 году был принят закон «О центрах исторического наследия президентов РФ, прекративших исполнение своих полномочий». Этот закон и регулирует деятельность Ельцин Центра. Но, и это важно понимать: не одного только Ельцин Центра. По закону, у нас должны появиться и Медведев Центр, и Путин Центр, и центры других бывших президентов. (К слову, заметка на полях: то, что Медведев Центра еще нет, намекает нам, что в истории президентства Дмитрия Медведева пока не поставлена точка).

Из самого закона становится ясно, что любой центр бывшего президента будет представлять взгляд, лояльный этому бывшему президенту. Ведь, как написано в законе, он создается по согласованию с самим бывшим президентом или его наследниками. Более того, сам бывший президент, как правило, и должен возглавлять попечительский совет центра! То есть, когда Владимир Путин закончит свои президентские сроки, он должен будет возглавить попечительский совет Путин Центра.

Как вы думаете, будет ли в таком случае Путин Центр объективно и разносторонне рассказывать про эпоху Путина? Что там будет сказано про подлодку «Курск»? Как будут описаны «Норд-Ост» и Беслан? Какими словами опишут присоединение Крыма? Вспомнят ли там про разбушевавшуюся коррупцию, виолончелиста Сергея Ролдугина и убийство Политковской в день рождения Путина? Сомневаюсь. При этом найдется немало граждан, которые скажут: «Это нечестно! Путинская эпоха была потерянными десятилетиями для нашей страны! Россия оказалась на задворках мира! Позор! Путин Центр финансируется из бюджета, поэтому там должны быть представлены все точки зрения». И так далее.
Но я заранее готов простить Путин Центру однобокую подачу информации только ради того, чтобы Путин Центр появился. Потому что, если появляется Путин Центр, это значит, что президентство Владимира Путина закончилось — и закончилось оно мирно, спокойно, власть цивилизованным путем перешла дальше. К Медведеву, Навальному, Сидорову, — к кому угодно. Но перешла.

Собственно, для этого в демократии и существует институт сменяемого президента. Чтобы мы могли не раз в тридцать лет свергать власть на площади, а раз в пять лет делать это на выборах. И чтобы эта власть потом не висела на фонарных столбах, а просто уходила на пенсию и писала книжки.

И смысл существования президентских центров — не в том, чтобы выяснить всю правду о конкретном человеке и конкретной эпохе. Смысл этих центров — в развитии института президентства. Развивать институты — это, на мой взгляд, лучшая из возможных инвестиций. На это денег не жалко, тем более и деньги, по государственным масштабам, невеликие.
Эти центры нужны, чтобы Россия научилась передавать власть. Чтобы у нас появились четвертый, пятый, шестой и двадцать шестой президенты. Чтобы и общество, и политики чувствовали сменяемость руководители, чувствовали неизбежность хода времени. Чтобы все мы понимали: через несколько лет вот этот человек перестанет быть президентом. Он спокойно уйдет на пенсию, возглавит центр имени себя и будет до смерти заниматься благотворительностью, фотографироваться с детьми и ездить по миру в качестве посла доброй воли.

И чтобы человек, который работает президентом, знал: после отставки жизнь не заканчивается. Когда-нибудь я отдам власть, я должен быть к этому готов. Я должен управлять страной так, чтобы потом не было стыдно.

Нашей стране, которая веками жила с царями и генсеками, очень сложно привыкнуть к этой мысли. Но то, что Кремль сам создал президентские центры и одобряет деятельность Ельцин Центра, вселяет в меня некоторую надежду: нынешняя власть пытается развивать институты и видит в этом необходимость.

В законе это и написано: «Целями деятельности Центра являются изучение и публичное представление исторического наследия Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, как неотъемлемой части новейшей истории России, развития демократических институтов и построения правового государства».

Поэтому — конечно, Ельцин Центр не во всем объективен. Как я и писал, какие-то вещи проговорены там слишком вскользь. Например, 1993 год. Но мы не можем требовать от президентского центра Ельцина, который опекают вдова и дочь Бориса Николаевича, чтобы он представлял Ельцина так, как хочется противникам первого президента России. Чтобы взгляд изменился, из Ельцин Центра нужно убрать команду, которая включает Татьяну Юмашеву и Наину Ельцину, но в этом случае сама идея президентского центра, описанная выше, потеряет всякий смысл.

Итого: президентский центр по своему определению — это не орган исторического суда, который должен вынести приговор бывшему руководителю государства. Президентский центр — это одна из опор, необходимых для поддержки и развития института президентства. Он нужен, чтобы президенты спокойно уходили, их сменяли другие президенты, никто никого не убивал, не свергал и не проливал крови. Мне кажется, это очень важно для нашей страны.
А за то, что Ельцин Центр, хотя от него этого и не требовали, постарался все-таки сохранить объективность и рассказать об эпохе Бориса Николаевича не только хорошее, — спасибо семье первого президента и всем, кто имеет отношение к этой организации. Сможет ли Путин Центр быть таким? Доживем и посмотрим.

(Оригинал).


Ельцин, Михалков и свобода в России / Спор о Ельцин Центре — это спор о нашем будущем

1122233

Спор вокруг екатеринбургского Ельцин Центра, начатый Никитой Михалковым, стал главной общественной дискуссией последних дней. Вряд ли это случайность. Ведь за обсуждением конкретного музея, конкретного видеоролика и конкретной личности (Бориса Ельцина) просматривается дискуссия о будущем нашей страны. Спор вокруг Ельцин Центра сделал вновь актуальным вопрос русской истории: насколько России полезна свобода?

Чтобы понять смысл явления, важно рассмотреть его детали. Давайте вспомним, как началась дискуссия вокруг Ельцин Центра и в чем именно она состояла.

Почему Никита Михалков вдруг заговорил про Ельцин Центр?

9 декабря Никита Михалков выступил на парламентских слушаниях в Совете Федерации. Слушания касались государственной культурной политики.

Интересно, в каком контексте режиссер вспомнил о Ельцин Центре. Сначала он просил у сенаторов «поддержки» для программ Фонда культуры, который возглавляет. Михалков подробно остановился на связанной с регионами программе «Гений места». Она должна прививать людям любовь к малой родине. Михалков дал понять: чтобы запустить программу, нужна помощь губернаторов, но он будет просить об этом не у них напрямую, а у президента. Тот, в свою очередь, даст команду регионам.

В переводе на обычный язык это звучит так: регионы должны дать фонду Никиты Михалкова какие-то ресурсы на его программу. Возможно, просто выделить деньги из бюджетов.

Сразу после этого Михалков заговорил о Ельцин Центре. Он и ранее подвергал это учреждение критике в своей программе «Бесогон ТВ». В этот раз режиссер привел его как пример той угрозы, которая сейчас существует в культурной политике. Из логики выступления следовало: если не поддерживать «хорошие» культурные проекты (как у Михалкова), то страна пострадает от «плохих» (как Ельцин Центр).

Выступление Михалкова было довольно пространным, вы можете прочитать его расшифровку здесь. Он вспомнил и уральские франки, и угрозу развала страны, и даже застрелившихся псковских подростков. К этим подросткам Ельцин Центр, казалось бы, не имеет вовсе никакого отношения — но Никита Михалков, умеющий обнаружить самые глубокие сущностные связи, такое отношение увидел. И он сказал слова, которые потом опубликовали многие СМИ: что в Ельцин Центре происходит «инъекция разрушения национального самосознания детей».

Как происходит эта инъекция? Михалков был вполне точен: в виде «восьмиминутного ролика об истории нашей страны». При этом сам ролик собравшимся не показали: «Вы знаете, я его хотел вам показать, но не буду тратить ваше время», — сказал Михалков.

В качестве доказательства того, что ролик вредный, он привел свое мнение, а также мнение слушателей программы Владимира Соловьева. 96% голосовавших в этой программе заявили, что этот ролик вызывает у них ненависть.

Позднее в своем письме Наине Ельциной Михалков еще раз уточнил: он не имеет ничего против самого Бориса Ельцина и даже Ельцин Центра, но его задел именно этот ролик.

«Анимационно-исторический ролик, который демонстрируется в Ельцин Центре, закачан в мой компьютер…». По его мнению, это «лживый мультфильм, в котором все, кто правил нашей страной, — ничтожества, бездарности и кровавые тираны. А кое-кто вообще не упоминается, например, государь-миротворец Александр III. Убежден, что никогда Борис Николаевич не поддержал бы такую концепцию, никогда бы не допустил, чтобы к его ногам безоглядно бросили всех исторических личностей, когда бы то ни было правивших страной. Зачем же его имя подставлять под такую фальшивку?» — пишет Михалков в письме Наине Ельциной.

О чем говорил со своими слушателями Владимир Соловьев?

Итак, единственной причиной недовольства Михалковаым Ельцин Центром был, если верить режиссеру, злополучный восьмиминутный ролик. Он привел два доказательства его вреда: во-первых, собственное мнение; во-вторых, мнение слушателей программы Владимира Соловьева.

Тут интересно посмотреть, как формировалось мнение в этой самой программе Соловьева.

За пару недель до выступления Михалкова в Совфеде, 22 ноября, Владимир Соловьев вел со своей напарницей Анной Шафран эфир на радио «Вести ФМ». Он только что вернулся из Екатеринбурга, где провел успешный семинар по ведению переговоров. На досуге Соловьев посетил Ельцин Центр и вышел оттуда рассерженным. По словам ведущего, еще ранее он успел посмотреть программу Михалкова «Бесогон ТВ». Он предполагал, что Ельцин Центр может ему не понравиться. Так и получилось.

Соловьев раскритиковал всю экспозицию музея Ельцина, назвав ее необъективной. Но сосредоточился он на том же восьмиминутном ролике. Во время эфира он просил редакторов найти его в интернете хорошем качестве, чтобы ознакомить с ним слушателей, но сделать этого редакция не смогла (дело в том, что легальной копии ролика в хорошем качестве в Сети нет — Ельцин Центр не публиковал ее). Тогда Владимир Соловьев взял свой смартфон, поднес его к студийному микрофону и стал включать фрагменты ролика, иногда вставляя свои рассерженные комментарии. Вот запись эфира, довольно интересно:

Владимир Соловьев — профессиональный ведущий и одаренный полемист. Предположу, что многие слушатели авторской программы Соловьева являются его поклонниками и привыкли доверять журналисту. В таком случае его комментарии сильно повлияли на них мнение.

Например, Владимир Соловьев включал такой фрагмент ролика:

«1855-й год. Такой страна досталась Александру II. И он предпринял новую попытку превратить русское самодержавие в европейский политический режим. Он ввел суд присяжных и земское самоуправление. Отменил, наконец, крепостное право и вошел в историю как Освободитель. К концу жизни Александр резко сбавил темп реформ. Точку в биографии царя-освободителя поставили террористы-народовольцы. Позже историки скажут: Александр II погиб не за реформы, а за отречение от них».

О чем, по-вашему, этот абзац? По-моему, о следующем: «Александр II шел по пути либерализации. Но к концу жизни стал в этом непоследователен. Народовольцы, недовольные неоконченными реформами и считающими неправильным государственное устройство, убили его с помощью теракта». Может быть, я не умею вчитываться между строк или чего-то не понимаю, но клянусь: на мой взгляд, в этом тексте сказано именно это и больше ничего.

У Владимира Соловьева другое мнение. Он нажимает «паузу» на смартфоне и говорит:

— То есть здесь оправдывается убийство руководителя государства.

— Они там вообще с ума сошли, — ахает его соведущая Анна Шафран, которая на протяжении передачи просит то проверить Ельцин Центр «по закону», то признается в желании «все там разнести».

— Подожди, Ань, — продолжает Соловьев. — Ты просто подумай: в Ельцин Центре, который, по идее, должен показать уважение к президентской власти, объясняется, что это нормально — убить руководителя государства.

— Они там угрожают, что ли? — возмущена Шафран. — У них получается, что великие государственные деятели — это все шваль какая-то.

— Но сама идея, что Александра II убили не за реформы, а за отречение от них… И заметь, ни слова осуждения. Ни слова осуждения! Нравится?

После этого Владимир Соловьев начинает голосование, спрашивает слушателей: какие чувства вызывает это ролик? Пока идет сбор голосов, он продолжает включать фрагменты ролика и снабжать их своими комментариями. Соловьев недоволен, что создатели не упомянули про те или иные исторические события, неверно, по его мнению, интерпретировали факты, неправильно расставили акценты — и так далее. Он обвиняет создателей ролика в том, что они используют маргинальные исторические взгляды. При этом сам Соловьев, приводя оценку ельцинской эпохи, ссылается на Сергея Кургиняна.

Результат голосования — 96% слушателей против ролика.

Имел ли Владимир Соловьев право давать свою оценку ролику, критиковать его, осуждать, убеждать в этом своих слушателей? Конечно, имел. Но можно ли считать, что он провел объективное исследование, как люди относятся к этому ролику? Нет, ведь:

— слушатели Соловьева не видели ролик, воспринимали его только на слух;

— слушатели Соловьева воспринимали ролик в плохом качестве с пиратской записи по телефону;

— слушатели Соловьева не могли послушать ролик целиком, потому что ведущий регулярно прерывал его своей критикой;

— Владимир Соловьев сильно повлиял на их мнение своими комментариями;

— изначально многие слушатели передачи — поклонники Владимира Соловьева и его точки зрения, поэтому такая выборка нерепрезентативна.

Тем не менее сейчас в диалогах Владимир Соловьев приводит это голосование как пример демократической процедуры:

Простите, что приходится так скрупулезно изучать программу Владимира Соловьева и его поведение. Но ведь именно это голосование приводит в качестве доказательства Никита Михалков. Он не дал сенаторам посмотреть ролик, а просто отсылал их к программе Владимира Соловьева как некоему авторитетному мнению.

Но мы подошли к самому важному вопросу — а что это за ролик?

Что это за ужасный ролик?

Итак, все дело в ролике. Именно он стал главным раздражителем критиков Ельцин Центра.

Этот ролик длится восемь минут. Его показывают посетителям музея перед началом осмотра. Чтобы попасть в первый зал музея, нужно пройти через темную комнату, где по кругу крутят этот самый ролик. Экскурсоводы просят группы остановиться и послушать. Они говорят, что ролик рассказывает об истории свободы в России.

Ролик — это мультфильм, наполненный множеством художественных образов. Его режиссером стал режиссер Джаник Файзиев. Он известен по полнометражным фильмам (например, «Турецкий гамбит» и «Адмиралъ»). В 1990-е годы он вместе с Леонидом Парфеновым делал «Намедни». Закадровый текст читает Лиза Боярская. Текст написан коллективом авторов. Научными консультантами выступали академик РАН Юрий Пивоваров и действительный член Вольного исторического общества Никита Соколов.

Ролик официально не выкладывали в Сеть. Можно найти только пиратские видеозаписи, сделанные посетителями. Например, такую:

Конечно, в видеофильме важны и картинка, и звук, и даже интонации диктора. Но тем не менее самое важное — текст. Я его записал.

Прежде чем прочитать, обратите внимание на важную вещь: этот ролик — не об истории России как таковой. Этот ролик — об истории свободы в России. Свобода в нем — главный герой. А основной конфликт этого видеопроизведения — это «Свобода против несвободы». Думаю, именно поэтому авторы, которым нужно было уложиться в восьмиминутный фильм, сделали акцент только на тех событиях, которые важны с точки зрения противостояния свободы и деспотизма.

Именно поэтому тут нет поражения в русско-японской войне, на что жаловался Владимир Соловьев. И нет Александра III, что не понравилось Никите Михалкову. Конечно, это очень важное событие и важный исторический деятель. Но ролик, как я его понимаю, не ставит своей задачей рассказать обо всех важных событиях истории. Он фокусируется лишь на тех, которые связаны с понятием политической и гражданской свободы. Так писатель или журналист, отбирая факты для текста, останавливается только на самом важном, опуская второстепенное. Ведь нельзя рассказать про историю России все, тем более если у тебя только восемь минут.

Итак, вот что говорится в ролике и что Никита Михалков считает «инъекцией разрушения национального самосознания детей»:

Закадровый текст «ужасного» ролика

«Не все знают: русская демократия родилась намного раньше русского самодержавия. Поток мировой истории захватил Древнюю Русь в тот момент, когда появились самостоятельные города. Ими управляли народные собрания — вече.

С тех пор страна переживала взлеты и падения в поисках равновесия между сильной властью и сильным обществом. И каждый раз на переломах истории монархи, генсеки, президенты стояли перед выбором: заставить людей следовать своей воле или дать волю им? Тех, кто пытался поделиться властью, было немного. Еще меньше тех, кому эта попытка удалась.

В Великом Новгороде вече было настолько сильным, что само выбирало себе князя и заключало с ним договор, который в любой момент мог быть разорван. Так, вече дважды изгоняло Александра Невского за то, что он вопреки договору посягал на городские вольности. «Путь чист», — говорили ему, следуя ритуалу, новгородцы. И указывали ему на городские ворота.

Даже татаро-монгольское нашествие не привело к уничтожению вечевой демократии. Только через два века, на закате эпохи Золотой Орды, Иван III сумел заставить новгородцев отказаться от самостоятельности. Москва силами, деньгами и дипломатией объединила разрозненную русскую землю. На смену древнерусской демократии пришел княжеский деспотизм. 

Трон достался будущему Ивану IV — Грозному. Получив в шестнадцать лет титул царя всея Руси, юный монарх (а, скорее, его ближний круг) осознал: нужны перемены. Так в Кремле появился реформатор Алексей Адашев и его единомышленники. «Разумнее не давить подданных, а договариваться с ними, превращать в союзников», — убеждали реформаторы Ивана.

Царь взрослел и входил во вкус монаршей власти. Делиться ею он ни с кем не хотел.

«Природа людей такова, — писал Иван, — что если они государства волю над собой не имеют, то они как пьяные шатаются и никакого добра не мыслят».

1565-й. Иван IV ввел режим Опричнины. Ответом Опричнине стала гражданская война, которая получила название «Смута». Война всех против всех захлестнула страну.

Петр стал первым русским царем, которому удалось провести модернизацию, не меняя сути политического режима. Ему нужны были европейские пушки и не нужны европейские свободы. За выбранный путь он готов был заплатить любую цену. А путь в Европу, по его убеждениям, стоил любых жертв.

Однако страна рабов в Европу вписаться так и не смогла.

1762-й. «Просвещённый монарх может изменить страну, только опираясь на просвещенный правящий класс, а не подавляя его», — заявляла Екатерина II. Это она заменила слово «раб» в официальных документах на слово «подданный». Однако новое не изменило старых порядков. Мечтая о просвещенном классе, императрица довела крепостничество до «совершенства». 

1801-й. Очередная попытка изменить страну связана с внуком Екатерины, Александром I. Вступив на престол, Александр собрал близких друзей в Негласный комитет и поручил им разработку нового курса. Главным в этом кругу был Михаил Сперанский. С его именем связаны все реформаторские идеи Александра I. При Александре была разработана первая российская Конституция, провозглашавшая правовое государство и разделение властей, а также свободу слова, вероисповедования и равенство всех перед законом. 

Предложить ее обществу царь так и не смог. 

1825-й. Восстание декабристов, с которого началось царствование очередного монарха Николая I, стало точкой отсчета для эпохи политического застоя. Очередной император сделал выбор в пользу неограниченного самодержавия и следовал ему до самой смерти. Абсолютная власть оставалась абсолютной ценностью. Финалом царствования Николая I стало унизительное поражение в Крымской войне и жестокий кризис.

1855-й год. Такой страна досталась Александру II. И он предпринял новую попытку превратить русское самодержавие в европейский политический режим. Он ввел суд присяжных и земское самоуправление. Отменил, наконец, крепостное право и вошел в историю как Освободитель. К концу жизни Александр резко сбавил темп реформ. Точку в биографии царя-освободителя поставили террористы-народовольцы. Позже историки скажут: Александр II погиб не за реформы, а за отречение от них.

В начале XX века Николай II предпринял еще одну попытку радикальных перемен в стране. Его опорой стали Сергей Витте и Петр Столыпин. В 1906 году Россия приняла конституцию европейского образца. Страна пережила мощный экономический подъем. Впервые в ее истории реформы привели к реальному улучшению жизни граждан. Подъем был стремительным, но недолгим. Его оборвала Первая мировая война.

Февраль 1917-го. Острый политический кризис, вызванный войной, заставил Николая I отречься от престола. Через полгода в результате Октябрьской революции к власти пришли Ленин и большевики. 

Гражданская война. Российская империя превратилась в СССР. Новый лидеры пообещали стране светлое и справедливое будущее. Однако насилие стало главным политическим инструментом постреволюционного режима. Сталин поставил уничтожение людей на поток. Всего за годы репрессий страна потеряла от 10 до 20 млн человек — так много, что до сих пор никто не знает точной цифры. Но даже такая трагедия не смогла окончательно раздавить общество, превратив граждан в покорные массы. Не партийные вожди, а обычные люди сделали все, чтобы эта эпоха вошла в историю не только ГУЛАГом, но и ДнепроГЭСом, Магниткой, покорением Арктики, немыслимым трудовым подъемом, который нельзя объяснить страхом. Можно — верой в свою страну. 

Только не сломленные и уважающие себя люди могли победить в Великой Отечественной — Второй мировой войне. И победили, заплатив за это такую цену, которую за победу в войне никто никогда не платил. Они вернулись домой победителями, но репрессии продолжались вплоть до смерти Сталина. Многие тысячи фронтовиков получили вместо наград сталинские лагеря. 

С именем нового партийного лидера Никиты Хрущева связана эпоха, которая вошла в историю как «Оттепель». Хрущев не был борцом с режимом, но он впервые за десятилетия остановил массовое насилие над людьми и освободил общество от страха. В 1964-м году партаппаратчики отстранили Хрущева от власти, отдав должность генсека Леониду Брежневу. Страна вступила в эпоху застоя.

Следующий шанс на возвращение в цивилизованный мир страна получила более чем через 20 лет, когда к власти пришел новый партийный лидер Михаил Горбачев. Его усилиями рухнула Берлинская стена, был поднят «железный занавес». С именем Горбачева связана еще одна попытка вернуть страну на цивилизованный путь развития. Эта попытка была названа Перестройкой. Однако выяснилось, что система не поддается реформированию. Ее нельзя перестроить, можно только сломать. Стране требовался лидер другого типа.

Им стал президент России Борис Ельцин, который рискнул опереться не на личную власть, а на самостоятельный выбор граждан. Так началась история новой свободной России».

Всё.

Да, этот ролик — авторский взгляд на историю. Возможно, это следовало бы указать в начале или в конце ролика. Некоторые могут не согласиться с теми или иными оценками. Но давайте обсудим главное: что в этом ролике вредного?

О чем этот ролик? Выскажу свое мнение: он о том, что в народе живет тяга к свободе. И это стремление к свободе рано или поздно побеждает все. Любое государство стремится ограничивать свободу людей, и в России государство порой делало это довольно жестоко. Но тяга к свободе не умирала в людях. И чем дальше развивалась страна, тем этой свободы было больше — несмотря на страшные и тяжелые годы, когда казалось, что просвета нет.

Кажется ли вам эта мысль отравляющей? Кажется ли она вам вредной, как-то ухудшающей жизнь в нашей стране? Никита Михалков в своем выступлении говорил, что нам нужна такая государственная политика, чтобы дети знали: мы живем в великой стране.

Так вот, на мой взгляд, в этом ролике наш народ предстает великим народом, который стремится к свободе, несмотря ни на что. И те руководители государства, которые смогли опереться на это стремление, продвинули страну вперед.

Повторюсь, это — авторский взгляд. Точка зрения. Но что в ней плохого?

Главную мысль ролика можно сформулировать так: «чем больше свободы, тем лучше для России». И тут становится понятно, чем он так не понравился Никите Михалкову. А также почему спор вокруг этого ролика и Ельцин Центра оказался таким важным.

Главный вопрос спора: нужна ли России свобода?

Думаю, ролик стал только поводом для критики. Но поводом логичным. Ведь это восьмиминутное видео прекрасно сформулировало главную мысль всего Ельцин Центра.

Она такая: свобода полезна для России. Выражаясь словами Дмитрия Медведева, «свобода лучше, чем несвобода».

Слово «свобода» встречается едва ли не в каждом зале Ельцин Центра. Центральный общественный зал Центра, где проходят дискуссии и мероприятия, называется «Зал Свободы». На стене там — картина Эрика Булатова, на которой огромными буквами написано: «Свобода».

В России дискредитированы слова «либерализм» и «демократия». Но слово «свобода» дискредитировать сложнее. Человек, как и любое существо, всегда будет тянуться к свободе. Люди могут прийти к мысли, что демократия — это плохо. Что рыночная экономика — это плохо. Что Чубайса следует посадить в тюрьму, а Ельцин — злодей. Но убедить их в том, что свобода — это плохо, очень сложно.

Федеральный закон дает возможность бывшим президентам или их наследникам создавать центры по сохранению наследия (я считаю, что это довольно мудрый закон, но это тема для отдельного разговора). И семья Бориса Ельцина решила превратить этот центр в место, где пропагандируется свобода.

Получилась необычная для современной России государственная организация. Казалось бы, пространство свободы в России сжимается. Но Ельцин Центр, который возглавляет глава администрации президента, продолжает настаивать, что свобода — это то, что нужно для России.

При этом не все в России согласны, что свобода для страны — это хорошо.

Большое количество наших сограждан, выразителем мнения которых вполне можно считать Никиту Михалкова, сознательно или подсознательно считают, что свобода вредит России. Поэтому Ельцин Центр они считают вредной организацией. Вслух они говорят, что это место отравляет людей искажением прошлого России. Но, думаю, на самом деле они боятся, что оно привносит слишком много свободы. Они чувствуют в этом угрозу для страны.

Можно назвать этих людей традиционалистами, консерваторами, патриотами, реакционерами — как угодно. Мы не можем их осуждать и не можем утверждать, что они не правы. У кого-то есть гипотеза, что свобода — это хорошо. А кто-то полагает иначе. Каждая сторона готова привести свои аргументы и исторические примеры.

В конечном счете страна все равно движется вперед, но скорость этого движения во многом определена тем, в чью сторону смещен баланс: модернистов или консерваторов. Может быть, если движение к переменам окажется слишком быстрым, это принесет беды, как уже случалось в истории нашей страны. Поэтому консерваторы тоже нужны: они — наш балансир. Хорошо ездить на быстрой машине, но только при одном условии: у нее исправны тормоза.

Спор о Ельцин Центре — это спор не о конкретном месте в Екатеринбурге. И не о Ельцине. И не о прошлом. Это спор о том, сколько свободы нужно России и как быстро она должна двигаться вперед. Это сложная дискуссия и, думаю, в ней нет простых и однозначных ответов.

Возможно, Никита Михалков и не собирался заводить такой разговор. Может быть, он просто хотел напугать сенаторов и губернаторов, чтобы те поскорее помогли его проектам. Но эта дискуссия оказалась важной для всех, поэтому — спасибо Никите Михалкову.

(Оригинал).


На этом дискуссия о Ельцин Центре не закончилась. Надеюсь, что у этой организации все будет хорошо. А дискуссии полезны обществу, только неприятно, когда они начинаются с обращений в форме доноса.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s